Menu

Жан Маре: к столетию со дня рождения

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

декабрь 2013 года

Альманах «Развитие и экономика», №8

Жан Маре (11 декабря 1913 года – 8 ноября 1998 года) – французский актер, постановщик, писатель, художник, скульптор, каскадер

Есть несколько имен, ставших для русской культуры чем-то своим – если не родным, то уж точно близким. Среди таких имен, вошедших в нашу массовую культуру через популярные зарубежные кинофильмы, на одном из первых мест остается Жан Маре. Его необыкновенная мужская красота, благородство его героев, безупречная аристократическая пластика – все это нисходило на нас – русских зрителей – с экрана и формировало важные эстетические и этические символы. Идеальный Эдмон Дантес («Граф Монте-Кристо»), возмужавший Шарль д’Артаньян («Железная маска»), роскошный капитан Фракасс («Капитан Фракасс»), журналист Фандор и необыкновенный Фантомас (трилогия «Фантомасов») – эти и другие образы входили в нашу жизнь, чтобы остаться в ней навсегда.

В этом году, 11 декабря, исполняется сто лет со дня рождения Жана Маре. Кроме артистического обаяния и таланта, Маре оставил и иное, весьма разнообразное, творческое наследие. Еще в молодости Пабло Пикассо, увидев скульптурные работы Маре, удивился, как человек с таким талантом «тратит свое время на какие-то съемки в кино и работу в театре». Одна из работ Маре – памятник писателю Марселю Эме, известный как «Человек, проходящий сквозь стену», – украшает улочку Монмартра. Сыграв боле ста ролей в кино, в последние годы своей жизни Жан Маре сосредоточился на работе в театре, на скульптуре и литературе. Помимо автобиографической книги, он написал «Мемуары Кокто», изложив сочиненные им самим воспоминания от имени своего многолетнего интимного друга Жана Кокто – поэта и писателя. Жан Маре не был просто «красавцем-мужчиной», хотя и им он, конечно же, являлся. Оставаясь содержательной личностью, он с самоиронией писал о собственной внешности: «Моя красота! Сначала решили, что я ее демонстрирую, потом вообразили, будто я из-за нее страдаю. И то и другое глупо. Прежде всего потому, что я не считаю себя красивым. Не подумайте только, что это кокетство навыворот. Если б я обладал совершенной красотой, я не пошел бы плакаться, не стал бы ею бросаться. Я просто думаю, что мой внешний облик молодого человека таинственным образом оказался в соответствии с преходящим, меняющимся, неотчетливым вкусом эпохи, которая на какое-то время зафиксировала, кристаллизовала его. Вполне возможно, что в другое время я не пришелся бы ко двору». Отдавая сегодня дань памяти любимому артисту, скажем, что в шестидесятые годы, когда фильмы с участием Жана Маре заполняли отечественные кинотеатры, он пришелся вполне «ко двору».

Маре прожил долгую и, думается, счастливую жизнь. В одном из своих интервью проблему старения Маре «разрешил» так: «Я нахожу, что стареть – это великолепно. Жизнь чудесно уравновешена, и прибавление лет – благоденствие для актера. С профессиональной точки зрения. В личной жизни, конечно, все не так. Но с профессиональной точки зрения, если б актер не старел, он все время должен был бы играть одни и те же роли, а это несносно».